Футбольный трансферный рынок — Гордиев узел

Футбольный трансферный рынок и трудовые отношения клуба и футболиста сложные и неоднозначные: топ-клубы зачастую путаются в правилах, а сами игроки не знают свою точную зарплату…

Когда игроки перед камерами с улыбкой подписывают пустые листы, за этим стоят сотни страниц настоящих контрактов, тысячи сообщений в мессенджерах и десятки звонков. Обычно в СМИ все ограничивается двумя-тремя тезисами: перешел за 20 млн, подписал контракт на 3 лет, будет получать 5 млн… Но на самом деле все гораздо сложнее.

Практикующий спортивный юрист Даниэл Джей представил книгу Done Deal (вводную главу написал Джанлука Виалли) – на ее страницах миллион деталей о переходах, арендах и зарплатах топ — футболистов

Игроков почти всегда покупают в рассрочку, а стоимость трансфера редко бывает фиксированной

Регламент ФИФА по статусу и переходам игроков устанавливает максимальный срок действия контракта для футболиста-профессионала — 5 лет. Для футболиста-профессионала, не достигшего 18 лет, — 3 года. Это же правило дублируется и в регламенте РФС по статусу и переходам (трансферу) футболистов.

В АПЛ и топ-чемпионатах часто работает такая схема: первая выплата по трансферу 50%, а затем каждые полгода еще по 25%. Это важно на фоне жесткого контроля соблюдения финансового фэйр-плей.

Когда «Барса» покупала Коутиньо, то перевела «Ливерпулю» только 20,5 млн фунтов, и никто не знал, во сколько в итоге обойдется трансфер. Британскому клубу гарантировалось лишь 120 млн, в зависимости от условий (они конфиденциальны) «Ливерпуль» мог получить 146 млн фунтов, но в итоге получил около 120.

На финальную сумму трансфера часто влияют:

• итоговое место клуба (и покупающего, и продающего) в чемпионате;

• достижения: титулы, выходы в следующий дивизион, сохранение места в дивизионе;

• показатели игрока: голы, количество матчей за клуб и сборную, личные награды (например, «Золотой мяч»);

Третий пункт не удивляет – это было реализовано даже в футбольных менеджерах начала нулевых. С первыми двумя не все просто, потому что некоторые факторы на первый взгляд не совсем логичны: иногда финальная стоимость трансфера зависит от результатов клуба после продажи футболиста. Пример: итоговая цена на Наби Кейта (переходил из «Лейпцига» в «Ливерпуль» в 2018-м) привязывалась к месту немцев в бундеслиге после продажи игрока, потому что футболист еще на сезон оставался в «Лейпциге». Если бы клуб финишировал ниже седьмого места, то получил бы 48 млн фунтов. Если выше, то 52,7 млн. В итоге «Лейпциг» допрыгнул до шестого места.

Подписной бонус – не всегда единовременная выплата

Когда тот же Коутиньо переходил в «Барсу», El Mundo писала, что бразилец требует фантастический бонус за переход – 13 млн евро. Такие премии почти никогда не платят сразу. Как правило, подписной бонус делится на равные доли по всему сроку действия контракта, а первый платеж поступает только через год. Иногда это называется «бонус за лояльность». Если футболист подписал контракт на четыре года и не ушел через сезон, то получает 25% от подписного бонуса, затем еще 25% и так далее. В итоге он получает подписной бонус в полном размере, только если дорабатывает контракт до конца. Кстати, в итоге Коутиньо был готов отказаться от своего бонуса – чтобы только «Барса» успела подписать игрока в январе 2018-го.

Разумно, что эти бонусы выплачиваются после закрытия трансферного окна – в сентябре. В январе 2017-го в «Вест Хэме» очень расстроились, когда Димитри Пайет запросил трансфер,  получив миллион фунтов за лояльность осенью. В итоге он ушел зимой.

Иногда доходит до смешного: клуб хочет продать игрока, а он не хочет уходить и продолжает получать деньги за лояльность…Привет Бейлу! Схема действий в таких ситуациях не всегда прописана в контрактах. В случае трансфера по инициативе клуба агенты выбивают для клиентов процент от подписного бонуса. Размер выплаты зависит от того, кто мощнее ведет себя на переговорах.

Клубы больше не хотят платить фиксированную зарплату… 

Игровые бонусы есть в каждом контракте футболиста АПЛ. Существует такая закономерность: клубы наконец-то снижают фиксированную зарплату и привязывают ее к показателям игрока. Поэтому когда прочтете в медиа, что Де Брюйне получает 300 тысяч в неделю, знайте – это очень приблизительная цифра.

В книге расписан пример поведения клуба на переговорах: предположим, игрок хочет получать 50 тысяч в неделю. Ему предлагают фикс в 35 тысяч и несколько бонусов: 15 тысяч за выход на поле (если сыграет более 60 минут в среднем за матч), 15 тысяч за победу и 3 тысячи дополнительно в зависимости от индивидуальных показателей. Если игрок будет сидеть на лавке или залечивать травму, то еженедельно будет получать 35 тысяч. Если начнет рвать соперников на поле, то – более 70. Все логично. Индивидуальных бонусов много. Вот некоторые:

Появление на поле. Часто это не просто выплата за выход на поле или премия после определенного количества матчей за клуб. Иногда к играм жестко привязана зарплата. Например, недельный фикс может расти на 1500 фунтов после того, как футболист проведет 25, 50, 75, 100, 125 и 150 матчей в АПЛ.

Бонус за победу, если игрок вышел в старте. Здесь тоже не все просто. В некоторых контрактах бонусы считаются по сложной формуле, когда учитывается место команды в таблице: чем ниже, тем ниже бонус. По данным Джея, в низших лигах за победу платят по несколько сотен фунтов, в АПЛ – до 10 тысяч.

Голы и ассисты. Клубы АПЛ все чаще исключают из контрактов бонусы за забитые мячи. Причина простая – бонусы провоцируют эгоизм, когда игрок концентрируется на голах и лупит по воротам со всех позиции в ущерб команде. Но кое-где премия остается и составляет от 10 до 20 тысяч фунтов, но и тут выплата плавающая. Чем больше игрок забивает, тем дороже стоит каждый его мяч.

Несомненно, от бонусов за ассисты никто отказываться не будет. В среднем, они ценятся процентов на 20 дешевле, чем голы. 

• Бонусы за сухой матч. Вратари и защитники, которые вышли в старте и не пропустили, могут получить около 5 тысяч фунтов на каждого.

• Бонусы и штрафы по итогам сезона. С бонусами за победы, продвижение в Кубке, выходы в лигу уровнем выше все более-менее понятно. Правило действует и в обратную сторону, когда команда проваливает задачу. Например, в некоторых контрактах прописаны штрафы за вылет из АПЛ. Иногда игрокам могут срезать зарплату на 50%.

Но это еще не все, футболисты получают не только индивидуальные бонусы, но и командные – когда после выполненной задачи руководство делит определенную сумму на всех. Например, аутсайдеры АПЛ могут гарантировать команде 2 млн фунтов дополнительно, если клуб не вылетит в чемпионшип. Чтобы разделить бонусный пул, используется система очков. 3 очка получают игроки старта, 2 – те, кто вышел на замену, 1 – кто просидел на лавке. В каждой игре на команду распределяется 43 очка (33 – для тех, кто в старте, 6 – для вышедших на замену, 4 – для остальных). Получается, что за сезон игроки получают суммарно 1634 очка. При общем бонусе в 2 млн каждое очко будет стоить более 1200 фунтов.

Например: игрок, который 20 раз вышел в старте, трижды на замену, два раза остался на лавке, а 13 матчей пропустил из-за травмы, при условии выполнения задачи после сезона получит 83 тысяч фунтов дополнительно.

Просто заплатить отступные иногда недостаточно. Даже «Арсенал» не знал об этом

Пункт об отступных привязан не только к сумме, но иногда к результатам. Например, если команда не получила места в ЛЧ, то клуб обязан отпустить игрока, когда получит определенное предложение. 

В пункт об отступных часто вносят список клубов, которые не могут активировать эту опцию. Условно: Агуэро могут выкупить все, кроме «Ман Юнайтед». В контракте Джо Аллена с «Суонси» были прописаны только пять клубов, которые могли выкупить игрока за фиксированную сумму. Среди них оказался «Ливерпуль», который и сделал необходимое предложение. 

Опция выкупа не всегда активируется автоматически. Однажды на этом нюансе попался «Арсенал». Летом 2013-го лондонцы предложили «Ливерпулю» за Суареса 40 млн фунтов + 1 фунт и были уверены, что заберут футболиста без переговоров – такая сумма была прописана у уругвайца в контракте. Но в итоге игрок никуда не перешел, и все поняли разницу между автоматической опцией выкупа и той, что основана на принципе добросовестности.

Понятие «добросовестность» часто используется в контрактном праве в западных странах. Это значит, что стороны не должны хитрить и использовать надуманные отговорки для нарушения контракта. Оказалось, что опция выкупа Суареса не автоматическая. Она лишь запрещала «Ливерпулю» искусственно препятствовать уходу игрока в случае получения определенного предложения. Доказать недобросовестность очень сложно (как и обратное), Профессиональная ассоциация футболистов в этом деле встала на сторону «Ливерпуля». Суарес не ушел в «Арсенал». Венгер потом рассказывал, что футболист был готов на трансфер.

Опция выкупа – часто конфиденциальная информация. Ни агент, ни игрок не имеют права раскрывать сумму потенциальному покупателю. В идеальном мире клуб, делающий предложение, не должен знать, при какой сумме активируется опция выкупа.

Клубы АПЛ никогда не устанавливают космические отступные, как в Испании (пример: Месси и его 700 млн). Причина: в Британии игрок может обвинить руководство в вымогательстве, если установленная цена намного превышает рыночную. Закон будет на стороне футболиста.

В Ла Лиге никто никого не ограничивает, а отступные выплачивает не покупатель, а сам футболист. И проводит сделку через Ла Лигу, которая получает процент. На практике же деньги все равно платят покупатели, но через счета футболистов. Пример – «ПСЖ» и Неймар. Бразилец сам выкупил контракт, но сделал это на катарские деньги.

Джей рассказывает, что когда «Барса» вносила в контракт бразильца 222 млн евро отступных, то была уверена – никто не потянет трансфер, не нарушив правила ФФП. Как только поступило предложение из Парижа, «Барселона» и Ла Лига в панике попросили УЕФА разобраться. Но на тот момент у УЕФА не было оснований блокировать сделку.

Чтобы продать игрока, иногда нужно заплатить третьему клубу

Опция обратного выкупа работает так: продающий клуб устанавливает выгодную для себя цену, за которую может вернуть игрока. Но и в этом случае сумма не фиксированная. Например, она может расти с каждым сезоном (в 2018-м – 10 млн, в 2019-м – 20).

При этом, клуб-покупатель может заблокировать этот пункт трансферного контракта – тоже за деньги. Звучит сложно, лучше всего это объяснить на примере Тоби Алдервейрелда. 

Когда «Саутгемптон» брал в аренду игрока, то получал возможность полностью выкупить права на него за 6,8 млн фунтов. «Атлетико» же мог убрать этот пункт за 1,5 млн фунтов. Летом 2015-го «Тоттенхэм» приготовился заплатить испанцам за Алдервейрелда 11,5 млн фунтов, тогда же «Саутгемптон» решил активировать опцию выкупа за 6,8. Мадридцам было выгоднее продать бельгийца в Лондон, поэтому сработала сложная схема: «Атлетико» заплатил «Саутемптону», чтобы продать игрока в «Тоттенхэм». Все остались довольны.

Странные оговорки в контрактах футболистов

(Visited 13 times, 1 visits today)
RSS
Follow by Email
YouTube
Instagram
VK
OK